Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:17 

essilt
В детстве я нажралась отравы для тараканов - и теперь у меня в голове их нет! // Померанский шпиц. Блондинка духа. Инженер в теле женщины.
Черствее не ела хлеба, а раны натерты солью: стареющая Изольда гоняется за любовью стареющего Тристана под хмурым апрельским небом в пресветлый Пасхальный праздник, пока не загнили раны, пока парусов не видно, и ищет подачки лаской нелепая собачонка, а лучшие годы — пеплом на ветер сырой, бретанский, разметаны по обрывам, по пустошам и по кочкам, на вереск и мох иссохший, на пенные злые волны разбросаны на период полураспада страсти, и ревности, и надежды, и в зеркало горько глянуть: что было упруго — вянет, а гонка неутомима, а ручки все также белы, а сердце все также ноет, а старость страшнее жизни, и тверже любых любовей, и с жалостью не знакома.

@темы: творческий полигон

URL
Комментарии
2017-04-20 в 13:28 

kxena
Сказочница и исследователь
Я не поэт. Но от этих образов так пробило, что коммент оказался стихотворен о_О

Это страшное слово: надежда, что когда-нибудь будет иначе,
что когда-нибудь то, как мечталось, обретет плоть и кровь, и реальность.

2017-04-20 в 13:59 

essilt
В детстве я нажралась отравы для тараканов - и теперь у меня в голове их нет! // Померанский шпиц. Блондинка духа. Инженер в теле женщины.
kxena, та да... но это старость, а не надежда.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Иннис Аваллах

главная