essilt
В детстве я нажралась отравы для тараканов - и теперь у меня в голове их нет! // Померанский шпиц. Блондинка духа. Инженер в теле женщины.
Ну щито, с Наступающим, котеге! А я продолжаю, извините, чонитаг :gigi::dm::sng::new3::yolka2:
Традиционно очередность исполнения заявок - произвольная.

4. Mother Geralda. Можно что-нибудь про рыцарское благородство... или про разложение)).

Автор - essilt.
Название – мини.
Фэндом - куртуазные рыцарские романы.
Рейтинг - PG-13.
Размер - драббл.
Жанр - куртуазный рыцарский роман!!! :-D
Персонажи - рыцари, дамы, девицы, благородный Король Артур.
Дисклеймер - канон принадлежит мировой художественной культуре, заказ - Mother Geralda, текст на заказ по мотивам канона - мой.
От автора-1: Некоторое время назад автор занимался любительским переводом куртуазного романа "Мориен", и вот ЧОТ НАКАТИЛО.
От автора-2: ПРОСТИТЕ. ВСЕ. ЭТО БЫЛО СИЛЬНЕЕ МЕНЯ. Рыцари разложились :-D
От автора-3: Да, я сделала ЭТО :lol:

Во времена благородного и наихристианнейшего Короля Артура, о котором вы, конечно, наслышаны, при дворе его служил один рыцарь, именем Аланус-а-Лот. Сей рыцарь многих достоинств, как то: благочестие, ибо не пропускал он ни одной заутрени и вечерней службы; и остроумие, ибо остроты его порой веселили не хуже тех, что произносили придворные шуты; вежливость в обращении с дамами, ибо сей не может считаться рыцарем, кто неучтив и невежествен, словно сапожник. Помимо того знал он стихи и умел сыграть мелодию на лютне, да так, что ни одна девица не удержалась бы от слез. Однако же точила нашего рыцаря печаль, ибо никак не выпадало ему случая совершить подвиг, достойный хоть самой мало славы, когда при дворе благородного Короля Артура были такие рыцари, как Сэр Гавейн, и Сэр Персеваль, и брат его Сэр Агловаль, и многие другие, что увековечены в прочих историях.
Случилось так, что в третий день Пасхи ко двору благородного Короля Артура, что был в Камелоте, прибыла девица. Она горько плакала и все повторяла, что есть у нее дело до Короля, а какое — сказать она может только ему. И хотя девица была одета бедно, все же ее проводили к Королю, ибо во времена благородного Короля Артура было в обычае, что любой, кто проживал на землях Британии под его рукой, мог запросто явиться в Камелот с жалобой или просьбой о помощи.
Увидев Короля, девица заплакала стократ горше и поведала, что служит она в замке Кэйр-Банног прекрасной и набожной госпоже, что терпит мучения от жестокого властителя тех земель, и жестокость та проистекает из его болезни, коя терзает члены его до гниения и зловония. Держит он набожную госпожу в плену, хуже последней нищенки, принуждает ухаживать за собой и грозит смертью даже за мысль о побеге.
Столь безмерны были страдания, что живописала плачущая девица, что дамы и все рыцари в зале сокрушались вместе с ней о набожной госпоже и вопрошали, за что же Господь покинул свое дитя и неужели не пошлет он ей избавителя.
— Горе мне! - вскричал благородный Король Артур, когда девица окончила рассказ. — Ведь все мои рыцари странствуют по белу свету в богоугодном деле - в поисках Святого Грааля. Скорбит душа моя безмерно, ибо некого послать мне на помощь девице, что терпит столь жестокие лишения! Как видно, самому мне пришло время защитить сию добродетельную даму от несчастий, что обрушились на нее, иначе позор ляжет на мою голову и на всю мою страну.
Тут во всем Камелоте сделался плач и стон, ибо невыносима была мысль о том, что благородный Король Артур подвергнется ужасной опасности. А беспечальная Королева Гвиневра рыдала так горько, что лишилась чувств.
— Нет, государь! — вскричал тут рыцарь Аланус-а-Лот, ибо кроме достоинств, о которых уже сказано выше, был он доблестен и бесстрашен. Сердце его вскипело, стоило ему представить, каким изуверствам могла быть подвергнута набожная госпожа своим мучителем. — Бог мне свидетель, я почту за великое счастье совершить сие благо деяние и спасти набожную госпожу от несчастий!
— Да будет так, — отвечал ему благородный Король Артур.
И вот, с благословения Короля, епископа и Господа Бога нашего, рыцарь Аланус-а-Лот поспешил на помощь терзаемой злодеем набожной госпоже. Девицу же, что служила при ней, оставили в Камелоте, ибо она и без того премного натерпелась, странствуя босая и без куска хлеба в поисках избавителя для свой госпожи.
О странствиях рыцаря вам поведают в другом месте, ибо были они опасны и полны всяческих превратностей, и пересказ их займет слишком много времени; но вот наконец-то случилось так, что прибыл он в пустынные земли, где не было и следа жизни, один лишь пепел и головешки на много миль вокруг и где стояла единственная высокая черная башня, охраняемая полчищем воинов, одетых в черное. И рыцарь Аланус-а-Лот понял, что это и есть место, где подвергается мучениям набожная госпожа. Помолившись, вступил он неравный, но правый бой со стражами, и бился с ними один день и одну ночь, и одолел всех, ибо руку его крепила вера и жажда справедливости, хоть и сам немало пострадал в этой схватке, и кровь сочилась из многих ран на его теле. Лишь по милости Господней ни одна из них не была смертельна. Когда повержен был последний враг, рыцарь перевязал, как мог, свои раны, и поспешил в башню, дабы найти набожную госпожу и освободить ее.
Он взбежал по крутым лестницам выше и выше и на самом верху, где, казалось, стены уже раскачиваются из-за беспощадного ветра, узрел, как кривой на один глаз старик стегает плетью прекраснейшую даму с длинными золотыми волосами, а она омывает язвы на его ногах своими слезами и шелковым платком. Вскипел гневом рыцарь Аланус-а-Лот, и бросился на негодяя, и пронзил его мечом, еще дымящимся от крови воинов, что полегли у подножия башни, и старик тут же испустил дух. Как видно, только этот дух и держал скрепленным его плоть, ибо стоило отойти ему в мир иной, как от костей стало отваливаться на глазах гниющее мясо.
— Не бойся, сиятельная дама, — сказал после этого Аланус-а-Лот. — Я прослышал о твоих горестях и так взволнован был в сердце своем, что бросился спасти тебя в тот же миг!
Набожная госпожа назвалась ему Элейной и на коленях возблагодарила за избавление. Не имела она ни денег, ни драгоценностей, ни даже цветной ленты (ибо владения ее, как сказано было выше, дотла были разорены), чтобы отплатить за столь великую услугу, а потому предложила себя как награду за подвиг. Распаленный рыцарь Аланус-а-Лот незамедлительно принял такую плату, совокупившись с Элейной прямо в той же зале, где свершен был его подвиг, и даже смердящая плоть поверженного мучителя не стала помехой сладким любовным утехам, кои благородный рыцарь вкусил к дивному блаженству. Наутро, пообещав прислать весточку, он оставил Элейну и отправился в Камелот, дабы возвестить благородному королю Артуру о благополучном завершении сего приключения.
Благородный король Артур воздал рыцарю великую хвалу за доблесть и избавление набожной госпожи и ее земель от мучений, однако же немало при том гневался, что спасенная была так жестокосердно покинута в столь щекотливый момент, и стыдил рыцаря, и весь Камелот незамедлительно последовал примеру Короля. Особенно стыдила Алануса-а-Лота Королева Гвиневра, которая, как все говорят, была преданной возлюбленной, а потому праведницей. И рыцарь, дабы избегнуть дальнейших насмешек, поспешил в Кэйр-Банног, дабы покаяться в недостойном поведении перед Элейной. Заслужив же прощение, Аланус-а-Лот отвез ее ко двору благородного Короля Артура, где и сочетался с ней браком перед лицом всех христиан.
Так и завершилась сия повесть.